Українська правда

ПУБЛІКАЦІЇ

Томаш Фіала: На зустрічі з Богданом я дізнався, що Зеленський не любить прізвище Фіала
03.06.2021 14:47
За 21 рік роботи "Українська правда" не випустила жодного інтерв'ю зі своїм тепер уже колишнім власником Оленою Притулою. З новим своїм власником, Томашем Фіалою, випускає зараз, коли він ледь вступив в свої акціонерні права. (рос.)

За 21 год работы "Украинская правда" не выпустила ни одного интервью со своим теперь уже бывшим собственником Аленой Притулой. С новым своим владельцем, Томашем Фиалой, выпускает сейчас, когда он едва вступил в свои акционерные права. Эта идея родилась в день представления Фиалы коллективу проекта, но это совсем не значит, что интервью с ним рассчитано исключительно на аудиторию, желающую узнать только об этой сделке. Скорее наоборот. Dragon Capital, которым владеет Томаш Фиала, управляет активами на сумму около $1 млрд, а потому основная часть вопросов к нему про деньги.

Поскольку деньги большие, их неотделимым спутником является политика. В ней Фиала не участвует, но только де-юре. Де-факто он признает, что его ближайшее окружение финансировало партию "Голос". При этом герой сегодняшнего интервью – президент Европейской бизнес ассоциации, которая пытается продвигать западные ценности во всех сегментах жизни Украины, включая политическую. 

"Я заинтересован, чтобы страна правильно развивалась", – так герой интервью объясняет свою мотивацию. 

Всі фото: Дмитро Ларін

С одной стороны, такая позиция не вызывает сомнений в своей искренности: чем цивилизованней становится Украина, тем выше ее капитализация, и тем, соответственно, активнее будет развиваться рынок ее ценных бумаг – основное поле заработка Dragon Capital. С другой стороны, Томаш Фиала прежде всего бизнесмен, а первое правило бизнеса – зарабатывать деньги при первой же возможности.

Возможно, именно поэтому при подготовке к интервью особых проблем с формированием неудобных вопросов у журналистов не было. Здесь – и участие "драконов" в конфликтной сделке по киевскому торговому центру Sky Mall, и про бизнес в оккупированном Крыму. К чести основателя Dragon Capital он ответил на все. Насколько искренне – другой вопрос. Но в любом случае делать честное интервью со своим работодателем задача не тривиальная. Что из этого получилось, вы можете прочесть ниже.

[BANNER1]

"Я сюда приехал, когда мне было 22 года"

— Вы закончили Пражский университет экономики. Каким было первое место работы?

— Я его не закончил, я там учился 3 года (с 93-го по 96-й год) и параллельно работал аналитиком в "Wood&Company". Когда я заканчивал 3-й курс, параллельно работал в "Wood", и от клиентов этой компании мне поступило предложение поехать работать в Великобританию и США в разные инвестфонды. Я сказал у себя на работе, что ухожу, но мне предложили остаться и продолжить работать в компании уже на другой должности. У меня был выбор – Румыния, Украина или Россия. Я подумал, что это будет интересно и принял предложение остаться в компании.

 — И таким образом вы возглавили созданное в 90-е годы в Киеве предприятие с иностранными инвестициями "Wood&Company"?

— Да, когда я сюда приехал, мне было 22 года.

— Это предприятие с иностранными инвестициями было по сути главным представительством "Wood&Co" в Украине. Как 22-летнему парню доверили управление целым представительством?

— Ну, наверное, я хорошо себя зарекомендовал, работая в Чехии в этой компании. Мы зарабатывали для компании деньги.

Потом, в 1999-м, я уехал в Польшу, и работал в местном офисе "Wood", а уже в январе-феврале 2000-го ушел из компании, решил вернуться в Украину и создать тут Dragon весной 2000-го года.

 — Dragon Capital была создана как "совместное предприятие". Это было СП Томаша Фиалы с кем?

— Форма СП – это формальность. Не было какого-то юридического партнерства. Я всегда был мажоритарным собственником. Просто в компании было несколько ключевых людей, выходцев из "Wood", у которых могли быть опционы на акции. Это американец Майкл Сито, чех Камил Гоца, украинцы Дмитрий Тарабакин и Игор Маслюк.

— Кто из перечисленных остался с вами по сегодняшний день?

— Никто.

— Почему так получилось?

— Майкл Сито уехал в Россию, там работал в компании "Тройка Диалог". Камил Гоца ушел в свою инвесткомпанию. Дмитрий Тарабакин перешел в Госкомиссию по ценным бумагам и фондовому рынку. А с Игорем Маслюком мы разошлись еще в 2005-м году.

— В сегодняшней структуре собственности Dragon Capital вы, в основном, 100%-ный собственник. Предыдущий вопрос подразумевает, не связан ли произошедший переход от партнерского бизнеса к бизнесу единоличному, с тем, что в Украине не с кем вести цивилизованный бизнес?

— Нет. От партнерства я не отказываюсь. Речь идет о другом способе структурирования. Сейчас с нами работает больше 10 коллег, которых я могу назвать младшими партнерами. У них есть опционы, которые привязаны к результатам или компании в целом, или к результатам того направления, которым они управляют.

— Несколько вопросов о структуре самого Dragon Capital. Можете ли вы объяснить, как выстроена ваша группа?

— Я как физическое лицо владею компанией, которая называется Conebond Limited (зарегистрирована на Кипре – УП). 

Эта компания владеет 100% нашей холдинговой компании Dragon Capital Holding Limited, которая в свою очередь владеет всей группой.

 — В 2007-м году 5% Dragon Capital покупал Goldman Sachs, а в 2017-м продал свой пакет. За этот период, в течение которого они были вашими соучредителями, Dragon вырос в несколько раз. Почему они ушли, а не расширили свое присутствие в вашей группе?

— Это была портфельная инвестиция без их присутствия в набсовете. Обычно такие институциональные инвесторы как Goldman устанавливают себе лимит на инвестицию на уровне 7-10 лет. Вот они и ушли через 10 лет.

— То есть вы объясняете это для себя чисто техническим решением с их стороны? 

— Ну, так они нам так сказали. Они на самом деле планировали зайти на 4-5 лет, но пробыли 10.

— Если опираться не на их слова, а на ваше понимание, то не является ли их уход сигналом того, что Украина таким большим игрокам неинтересна?

— Нет, они на самом деле и сейчас продолжают инвестировать вместе с нами. Например, в конце мая мы вместе с ними купили склад "Амтел" на 100 тысяч квадратных метров.

Потом у нас с ними вместе есть еще одна компания, которой принадлежит 2 офисных здания в Киеве, 50 тысяч квадратных метров складов, и торговый центр "Пирамида". Поэтому начиная с 2017 года, с того момента когда они вышли из Dragon как акционеры, их инвестиции составляют большую сумму, чем инвестиция, которая касалась Dragon.

[BANNER2]

"Говорить, что мы какая-то правая рука Сороса – это преувеличение"

— Следующий блок вопросов о ваших отношениях с Джорджем Соросом. Как вы с ним познакомились?

— Я познакомился летом 2014-го года с одним из его коллег, который был тут, в Киеве, по поручению господина Сороса. В итоге этот коллега пригласил меня в Нью-Йорк для встречи с сотрудниками, представляющими разные департаменты Soros Fund Management и с Джорджем Соросом. Я туда поехал в сентябре 14-го, рассказал, что происходит в Украине – сделал презентацию по макроэкономике, по нашим инвестициям, и вообще по всему, что происходит.

— То есть дали ему экономический срез по Украине.

— Да, но и политический тоже обычно инвесторов интересует. Был очень интересный разговор.

— Это тогда родилась идея создания вашего совместного с ним инвестиционного фонда Dragon Capital New Ukraine Fund?

— На той встрече он ничего не сказал. Уже потом, спустя где-то неделю после той встречи, его коллеги сказали, что им понравилось то, что они услышали, и они хотели бы вместе с нами инвестировать в Украину и оформить это в форме инвестфонда.

Как я понимаю, он был заинтересован инвестировать в Украину не только как бизнесмен, но и как человек. С коммерческой точки зрения для него этот инвестфонд не так интересен, потому что у Soros Fund Management в управлении около 30 млрд долларов, тогда как в Dragon Capital New Ukraine Fund мы и они вложили по 30 млн долларов.

— Какое он произвел на вас впечатление на той встрече? В Украине он демонизирован как человек, который хочет всем управлять.

— Я с ним встречался еще несколько раз, когда он приезжал в Украину. А тогда, на той первой встрече, он хотел получить видение о том, что происходит в стране.

Сорос настроен антироссийски, антидиктаторски, продемократически. Ему важно чтобы Украина наконец оторвалась от советского прошлого и от России. Он хочет помогать делать Украину успешной, в том числе экономически, и подталкивать Украину к тому, чтобы она делала реформы, прежде всего в сферах верховенства права, антикоррупции и т.д.

— Давайте посмотрим на вашу первую встречу с Соросом в 2014-м глазами циника. Лето 2014 года, когда вы с ним встречались, это период активного обрушения экономической стоимости Украины из-за начала войны против нее со стороны России. Если обрушилась стоимость страны, то вместе с ней обрушилась и стоимость ее активов. Возможно, корректнее говорить, что тогда, в 2014-м, Джордж Сорос просто увидел удачное время для входа в Украину с бизнесовой точки зрения?

— Теоретически так сказать можно. Но тогда, в 2014-2015 году мы не знали, что активы достигли своего дна, мы не знали, где остановится Россия, Украина была в дефолте весной 2015 года, когда не смогла рассчитаться по своим внешним обязательствам. И тогда было, к сожалению, очень мало желающих покупать активы в Украине. Я сам боялся инвестировать, но заставлял себя.

— Если подытоживать результаты вашего совместного с ним инвестиционного фонда, озвучьте, пожалуйста, сколько он вложил и что за эти деньги было куплено?

— Он внес 30 млн долларов в Dragon Capital New Ukraine Fund, но они не были все использованы. Плюс он инвестировал еще 10 млн долларов в одну нашу компанию по недвижимости NUPEH. 

Этой компании принадлежит 5 объектов недвижимости: 2 больших склада, два офисных и один торговый центр в Киеве.

Чтобы закончить по Соросу. Он нам эти деньги не подарил, а инвестировал вместе с нами. Мы уже даже частично выплатили ему достаточно приличные дивиденды. Мы с коллегами гордимся, что Сорос выбрал именно нас. Для нас это честь, признание, что все делаем правильно. 

Говорить, что мы какая-то рука Сороса, это преувеличение. У нас в управлении своих денег и денег сoинвесторов около 1 миллиарда долларов, и в них деньги Сороса занимают 20 млн долл. Это 2%.

— Еще один вопрос касается того же 2014 года. В тот год Dragon создал "Украинскую газовую биржу". Чья это была идея и играл ли в ней какую-то роль сегодняшний глава "Нафтогаза Украины" Юрий Витренко?

— С Юрием Витренко мы об этом не общались. Это была идея кого-то из технократических реформаторских кругов, но кого именно уже не помню. Суть идеи была в том, что нужно делать инфраструктуру для продажи газа, но мы закрыли эту компанию.

— Почему этот проект не состоялся?

— Потому что никто не захотел торговать газом на бирже, как-то оно не пошло. Ее создавали как такой чисто инфраструктурный объект.

[UPCLUB]

"Китайцы познакомились без нас и до нас с Богуслаевым"

— Прокомментируйте, пожалуйста, участие Dragon Capital в сделке по приобретению китайскими инвесторами предприятия "Мотор Січ" у Вячеслава Богуслаева.

— Хорошо. "Мотор Січ" была полностью приватизирована где-то в 2000-м году. Мы торговали ее акциями как любыми другими. Потом, где-то в 2007 году "Мотор Січ" наняла нас чтобы мы разместили акции, находившиеся в ее владении, среди инвесторов, чтобы привлечь деньги. Мы тогда разместили пакет где-то около 11% акций на сумму около 37 млн долларов. 

Разместили его среди 10-20 портфельных инвесторов, в основном – иностранных фондов. Таким образом, с "Мотор Січ" у нас велась стандартная работа, как с любым другим эмитентом.

— Правильно ли понимать, что "Мотор Січ" привлекла вас для организации сделки с китайцами?

— Нет.

— Какова была роль вашей группы?

— То, что пишут, что мы привели китайцев в Украину, это не так. Китайцы познакомились без нас и до нас с Богуслаевым. Мы узнали случайно о том, что китайцы покупают у Богуслаева мажоритарный пакет акций. В самой этой сделке мы не участвовали ни со стороны Богуслаева, ни со стороны китайцев. Но мы торговали акциями "Мотор Січ" на бирже, и где-то в 2014-м или 2015-м. китайцы обратились к нам как к брокеру с просьбой выкупить миноритарные пакеты "Мотор Сичи". Таким образом, через нас прошло, может, 15-20% акций завода.

— И к основной сделке по продаже мажоритарного пакета акций "Мотор Сичи" вы отношения не имели.

— Да, не имели.

— Каково ваше отношение к решению государства заблокировать сделку по продаже "Мотор Сичи"? Это рыночное или антирыночное решение?

— Ну, это скорее геополитическое решение. Против этой сделки были США и Япония. Ну и нашли, наверное, основание чтобы китайцы не получили разрешение Антимонопольного комитета на покупку контрольной доли.

Но вы же знаете, что "Мотор Січ" поставляла около 60% процентов своих двигателей в Россию, что стало невозможным после 2014 года. Я так понимаю, что Богуслаев общался с инвесторами из разных стран, в том числе и западных, но нашел покупателя только в Китае, кому эти двигатели могут быть интересны. Последние несколько лет Китай – один из крупнейших рынков сбыта для двигателей "Мотор Сичи".

— Буквально все то, что мы проговорили, касается денег, экономики. Это формирует очевидное ощущение, что Томаш Фиала, прежде всего, бизнесмен. Но в то же время – Томаша Фиала называют спонсором партии "Голос", вы президент Европейской бизнес-ассоциации, и параллельно владелец медиа-ресурсов.

Есть мнение, что вы собираете эти пазлы воедино, чтобы получить возможность стать своеобразным мостом между большими западными деньгами и дикой украинской экономикой. И этот "мост" будет получать процент от связи западных инвесторов с Украиной.

— Это роль инвестбанкира-брокера.

— Глобального инвестбанкира-брокера.

— У Dragon Capital как бы две части бизнеса. Одна – посредническая, брокерская. Вторая – инвестиционная, когда мы вкладываем свои собственные деньги или через фонды, или напрямую.

Что касается посреднической деятельности, то в ней владение медиа вообще не помогает. А скорее мешает – деньги любят тишину.

— Зачем бизнесмену "небизнесовые" проекты?

— Ну, смотрите, я, например, участвовал в революции в Чехии в 89-м году и был членом молодежного крыла правоцентристской партии в Чехии, еще когда учился в школе, а потом в университете. Так что этот интерес у меня был всегда, еще до того, как я стал бизнесменом. 

Он остался и сейчас, и проявляется через Европейскую бизнес-ассоциацию, или через поддержку независимых медиа, которые, я считаю, очень важны для того, чтобы Украина двигалась в демократическом направлении. Я не могу стоять в стороне и смотреть, что все идет не так. Хочется иметь чистую совесть, стараться двигать страну на Запад.

[BANNER3]

"Мы не в восторге, что "Южная галерея" до сих пор находится во владении Arricano"

— Ниже будет несколько вопросов про проект Sky Mall, в котором между собой конфликтуют собственники. Одним из них является Андрей Адамовский, которого связывают с Александром Грановским. Вопрос перед тем, как говорить о Sky Mall: с 2005 года ваша кипрская компания DRGN Limited была соучредителем днепропетровского ООО "Резерв плюс", где также учредителем был Александр Грановский. Следует ли из этого, что оттуда началось ваше знакомство с Адамовским?

— Нет, что касается Sky Mall, то там Адамовский проводил сделку с Хилларом Тедером без нас. А с Грановским я познакомился раньше, еще когда он работал в "Караване". Никакой совместной компании и никакого совместно владения с ним у нас не было.

— Вопросы по поводу ТРЦ Sky Mall. В этом известном конфликте Андрея Адамовского с Хилларом Тедером вы всегда стояли в стороне, но есть мнение, что ваша роль в этом конфликте не нейтральна. Имеется ввиду, что Тедер привлек вас в Sky Mall без согласования этого решения с Адамовским. Якобы именно из-за отсутствия согласия на привлечения третьего лица, то есть вас, и разгорелся конфликт. Вопрос: правда ли, что вы знали об этой несогласованности еще до своего вхождения в Sky Mall, но пренебрегли этим риском из-за значимой выгодности проекта?

— К сожалению, выгода была меньше, чем произошедшие риски. После кризиса 2008 года у Хиллара не хватало денег, чтобы достроить Sky Mall, и он искал деньги на рынке. Общался с разными инвесторами, в том числе с нами и с Адамовским. 

Он почему-то посчитал, что привлечение денег от нас как фонда процедурно займет много времени, а ему нужно было быстро. Поэтому он привлек Адамовского – передал ему 50%+1 акция Sky Mall, но при этом у Хиллара был опцион на выкуп акций у Адамовского с доходностью, по-моему, 40% годовых. Параллельно Хиллар общался с нами о привлечении денег от нас в весь свой холдинг Arricano, который владеет несколькими торговыми центрами, включая сам Sky Mall.

Короче, остановились на том, что мы зайдем в Arricano, и он с помощью наших средств выкупит долю Адамовского в Sky Mall. Мы зашли, Тедер с Адамовским начали торговаться по цене выхода Адамовского, но Адамовский хотел цену выше, чем та, которая предполагалась в договоре об опционе, и после этого начался всем известный конфликт.

— Переспрошу вас еще раз. Знали ли вы о существовании договоренности между Адамовским и Тедером, касающейся того, что привлечение третьей стороны, то есть вас, в проект Sky Mall возможно только с согласия обеих сторон?

— Нет, об этом мы не знали. Обращаю внимание, что Тедер выиграл у Адамовского все суды в Лондоне по этому спору. Кроме, кажется, первого, на решение которого он подал апелляцию. 

— Dragon Capital остается собственником Arricano?

— Да, 12,5%.

— Arricano владеет несколькими торговыми центрами, и один из них – "Южная галерея", находится в Симферополе. Arricano этот актив не продавал, и таким образом получается, что вы опосредованный владелец бизнеса, работающего на оккупированной территории. Как этот бизнес там работает?

— Не знаю. Мы не в восторге, что этот актив до сих пор находится во владении Arricano.

Мы миноритарный акционер Arricano, и наша доля не позволяет продать этот объект.

— Это был следующий вопрос. Говорят, что вы активно пытаетесь продать свою долю в Arricano. Правда ли это?

— Ну, я бы не сказал, что активно. У нас были некоторые разговоры с Хилларом о том, можно ли как-то разойтись, так сказать, путем обмена активами – в какой-то безденежной форме. Но пока мы вместе.

— То что Хиллар Тедер сейчас находится в заключении в обвинении в мошенничестве, усложняет вашу процедуру выхода вас из совместно бизнеса с ним, или он делегировал права на такие переговоры кому-то другому?

— Акции Arricano на самом деле находятся во владении его сына Рауно Тедера. Поэтому если мы найдем покупателя, то это не будет проблемой.

— Последний вопрос по поводу Sky Mall: на чьей вы стороне в истории конфликта Адамовского с Тедером?

— Ну, на стороне Arricano, в котором мы акционеры, конечно. Тем более, что мы уверены, что Arricano право, что подтверждено несколькими решениями суда в Лондоне: другая сторона просто украла этот актив, это юридически подтверждено, и это можно объяснить на пальцах. Это рейдерский захват с использованием украинской правоохранительной системы, судов и политиков.

[BANNER4]

"Некоторые сотрудники Dragon, финансировали партию "Голос"

— Мы уже затронули партию "Голос". Вы дружите со Святославом Вакарчуком?

— Да, у нас правда дружеские отношения.

— Правда ли, что еще перед президентскими выборами вы были одним из тех, кто уговаривал Вакарчука попробовать пойти на президентские выборы?

— Я ему не говорил "попробуй". Я понимаю, что это должно быть решение человека. 

Но я считал, что было бы неплохо, если бы...

Чего Украине не хватает? Украине не хватает такого себе Вацлава Гавела. И, мне кажется, что надо помогать морально чистым людям чтобы они шли в политику.

— Как вы помогли Вакарчуку, партии "Голос"?

— Я официально не имею права и не финансировал ни Вакарчука, ни "Голос". Но я им симпатизировал. 

 — Когда вводишь в Google "Фиала и "Голос"", сразу же открываются вкладки, где четко написано – Фиала спонсор партии Вакарчука. Поэтому мы и спрашиваем вас.

— Есть некоторые сотрудники Dragon, финансировавшие партию "Голос". Моя супруга тоже поддерживала финансово.

— Кроме Вакарчука, вы кому-то еще симпатизировали на выборах?

— Нет, не симпатизировал.

— Решение Святослава Ивановича уйти из политики задело вас? Вы же делали все, что в ваших силах, чтобы помочь ему? А он публично объявил, что уходит из политики. Вацлавом Гавелом он так и не стал.

— Ну да, пока нет (смеется). Это было его решение, это решение я уважаю. Оно меня, наверное, не обрадовало, но каждый человек свободный и может сам за себя принимать решение. 

— Правда ли, что сейчас у вас с "Голосом" прохладные отношения? С новым руководством вы особо не общаетесь и уже никак им не помогаете? 

— Я и со Славой так особо, когда он был в политике, не общался. Может, раз в 3 месяца виделись. 

Я вообще хочу держать достаточно большую дистанцию от политики, чтобы не возникало никаких подозрений, что я через политику лоббирую какие-то свои интересы. Посмотрите на наш бизнес: на нашем сайте указаны все наши инвестиции. Там не найдется что-нибудь, где нам надо было что-то от государства. 

Даже индустриальные парки, которые мы сейчас собираемся строить и которые попадают под закон про индустриальные парки, мы начали намного раньше, чем эти законы появились. И мы строили бы их и без этих законов, которые могут теоретически помочь или какие-то могут быть там льготы.

— На следующих выборах вы можете кого-то поддерживать, кому-то симпатизировать? Вы уже определились, какая эта политическая сила может быть?

— Я пока об этом вообще не думал.

"Мы хотели купить или создать телеканал"


— Несколько вопросов про "Украинскую правду". Для чего она вам? 

— Не было такого, чтобы я ходил по рынку и искал возможности инвестировать в еще одно медиа. На самом деле, инициатива исходила не с моей стороны. Когда такое предложение нам поступило, я об этом подумал и решил действовать. 

До этого я немножко себя упрекал в том, что пропустил скупку телеканалов Медведчуком, потому что мы об этом говорили, я всегда об этом думал.

 — Вы хотели купить телеканал?

— Купить или создать. Но когда я видел, что НВ работает успешно, растет, то всегда этот вопрос про телеканал оставался в голове. Сейчас я не смотрю телевизор, но раньше, когда смотрел новости, всегда по новостям было видно, кого поддерживает собственник. И это не правильно. 

А когда Медведчук скупил 3 канала и они полностью пошли в пророссийском направлении, я посчитал, что мы эту возможность пропустили. Слава Богу, Зеленский и СНБО исправили эту ситуацию. 

Но коллеги меня всегда отговаривали от идеи покупки телеканала, потому что считают, что телевидение умирающий бизнес с точки зрения аудитории. Плюс он дотационный, никогда не будет прибыльным. У новостных телеканалов аудитория 60+. Это чисто ресурс для выборов.

— Вы все еще хотите телеканал?

— Уже нет. Сейчас другие тренды. Диджитал, интернет растет. Поэтому контент, который создает НВ, "Украинская правда", его можно распространять через подкасты, через видеоконтент, да и мы можем достучаться до тех людей, которые исторически смотрели телевидение, но теперь переходят в интернет, поскольку телевидение отходит. 

— УП для вас бизнес или влияние?

— Для меня это точно не влияние. Я не буду и не могу диктовать редакции, что ей делать. И вам лично тоже не буду говорить, что писать, а что не писать. 

— Покупая УП, вы рассчитываете зарабатывать на проекте?

— Я не рассчитываю на нем зарабатывать. Я считаю, что он будет не убыточным, он будет зарабатывать деньги.

Стоимость проекта будет расти, так как будет расти интернет. И если вы не будете терять долю рынка, наращивать ее, диджитал-медиа будет расти, и стоимость актива будет расти.

— Вы определили лично для себя какое-то минимальное количество лет, которым будете владеть "Украинской правдой"? 

— Нет. В ближайшие 21 год, тот же период, который этим проектом управляла Алена Притула, планирую спокойно продолжать владеть УП и НВ.

— В СМИ появлялись наработки законопроекта об олигархах. В нем предусмотрено, что если вы владеете крупными деньгами и средствами массовой информации, которые пишут о политике, то вас можно признать олигархом. Если закон будет выписан так, что перед вами встанет выбор заниматься бизнесом или владеть медиа, то какими будут ваши действия?

— Посмотрим. Сейчас это очень теоретический вопрос. Комментировать закон, который еще не видел, не буду. Скажу откровенно: продавать сейчас "Украинскую правду", кто бы что не предложил, я не планирую. Это очень долгосрочная инвестиция. 

Она находится в 100% владении Dragon capital. И вообще я планирую заниматься бизнесом еще достаточно долго. Поэтому я заинтересован, чтобы страна правильно развивалась. 

— Модель монетизации "Нового времени" построена на принципе платной подписки. Будет ли система paywall введена в УП?

— Это будет ваше решение. Севгиль и Алена сказали мне, что вы категорически против paywall потому что это не соответствует идее, с которой УП было основано в 2000 году – давать доступ к информации всем. Я это решение уважаю.

— Будет ли объединение редакций "Нового времени" и "Украинской правды", или их финансовых отделов?

— Нет. НВ и УП будут конкурировать. И, возможно, еще жестче. 

Относительно коммерции, продажа рекламы: если объединение даст синергию, тогда да. Если вы и они смогут сэкономить на каких-то технологиях, то почему бы и не объединить. 

[BANNER5]

"Я спрашивал Порошенко почему продаются места в партии? Это ему не понравилось"

— Прокомментируйте, пожалуйста, версию о том, что Томаш Фиала купил УП для Петра Порошенко.

Так же кто-то говорил, что я держу для Порошенко НВ, и он мне давал деньги на создание. 

Ответ на ваш вопрос: нет, это неправда.

— В 2014 году у вас с Порошенко были нормальные отношения. Почему они испортились? Правда ли, что эти отношения испортил Александр Грановский?

— Наверно, да. В сентябре 2014 года была встреча off the record бизнеса с президентом и премьером. Я тогда спросил Порошенко, почему продаются места в партии? Сказал, что на 50-каком-то-там месте находится Грановский, как это возможно? Порошенко не понравился этот вопрос.

Порошенко когда с вами встречался, горячо обнимается, смеется.

— Да. Мы с ним даже за последний год пару раз встречались. Это было где-то 3 месяца назад. Он пригласил пообщаться. Его интересует, что я думаю про экономику, про иностранных инвесторов. Какие прогнозы, какие наши ожидания.

 — В 2017 году у вас в офисе были обыски СБУ. Порошенко тогда был президентом и это его вертикаль. Это был какой-то "привет" вам от власти? 

Мы так и не узнали, откуда там ноги росли. Могли только подозревать, что это СБУ сама по себе. В то время СБУ часто приходила в разные компании, в том числе в ІТ-отрасль, забирала компьютеры, сервера и потом появлялись посредники, которые вам предлагали купить их обратно за 100-200 тысяч долларов. Могло быть такое, что эти обыски – самодеятельность.

— Но вы знаете, что они у вас искали?

— Они нас обвиняли в том, что мы используем нелицензированное ПО.

— Вы говорили с Порошенко об этих обысках? 

— Да. Он сказал, что СБУ против нас ничего не имеет. Если честно, я и не подумал, что он к этому причастен. Это мог быть Грановский с Адамовским, или Кононенко, который, как мне казалось, как-то прикрывает Грановского.

"Кажется, что сейчас уже нет такой предвзятости со стороны Зеленского ко мне"

— На встрече с журналистами на фудмаркете Зеленский вспоминал о вас с каким-то отторжением. Почему президент к вам относится негативно?

— У меня с ним никакой личной такой беседы никогда не было.

– Вы не знакомы?

— Нет, не знакомы. Я так понимаю, что одно время он считал, что НВ или блогеры среди наших сотрудников писали негативно про него во время президентской кампании. 

— Обида президента до вас доносилась?

— Я встречался с Богданом, когда его назначили главой ОПУ. Перед этим я был на какой-то конференции, где меня поймал журналист "Интерфакса" и спросил, что я думаю об этом назначении. Я сказал, что это не очень удачное решение назначить главой ОП юриста Коломойского. 

После этого Богдан пригласил меня познакомиться. Я ему принес наши стандартные вопросы от Европейской бизнес-ассоциации о приоритетах, верховенстве права, коррупции, реформе судов и т.д. 

Также со своей позицией выступил по поводу того что они собирались менять руководство Нацбанка. Я предостерег, что Нацбанк трогать не стоит, он независимый, людей назначают на 7 лет ради того, чтобы пережили президентский цикл, а не менялись под каждого президента. Ну, в общем все высказал. Там я узнал, что президент Зеленский не любит фамилию Фиала.

— Это сказал вам Богдан.

— Да, но это было тогда. Мне кажется, сейчас уже нет такой предвзятости со стороны Зеленского.

— Знакомы ли вы с Ермаком

— Встретился, да. В конце прошлого года.

— И что он вам говорил?

— Поймите, меня не интересует кому-то доказывать, кто прав. Меня интересует, как донести до политиков, что нужно делать для всего бизнеса в стране. Говорю им про экономическую ситуацию. Если вы хотите ипотеку под 5%, то у нас должна быть инфляция 2-3%, иначе не будет ипотека под 5. 

Мне все равно, кто там: Ермак, Богдан, Зеленский, любой политик. Я заинтересован в том, чтобы любой, кто при власти, был успешным для страны.

 — Как желание формирования в Украине цивилизованных правил игры согласовывается с тем, что за 20 лет ведения здесь бизнеса Томаш Фиала не получил украинский паспорт?

— Я за это ратую как бизнесмен, как патриот Украины, как человек, который живет больше половины жизни в Украине. Но я и патриот Чехии, и менять паспорт мне кажется неправильно.

Роман Кравец, Дмитрий Рясной, УП






^ Догори | УКР | РУС
   Головна | Новини | Публікації | Колонки | Блоги
©2000-2015 "Українська правда"