Українська правда

ПУБЛІКАЦІЇ

Польща понад усе: маршал Пілсудський і його батьківщина
11.11.2017 10:00
Співгромадяни шанобливо іменували його "Дідусем", висували на Нобелівську премію і складали зворушливі промови: "Великий Вождь! Надзвичайна Людина! Уособлення живої любові до Батьківщини! Маршал Юзеф Пілсудський – любов і гордість народу". (рос.)

11 ноября Национальный праздник независимости отмечает самая противоречивая украинская соседка, приносящая нам то надежды, то разочарования.

В этот день 99 лет назад возрожденную Польшу возглавил Юзеф Пилсудский – человек, предопределивший особенности польской политики на годы и десятилетия вперед.

Одноделец Ульянова и пасьянс в кальсонах

"Все мои мечты концентрировались в то время вокруг восстания и вооруженной борьбы с москалями, которых я всей душой ненавидел, считая каждого из них подлецом и вором", – так Юзеф Пилсудский вспоминал годы учебы в Виленской гимназии.

Выходец из старого шляхетского рода, он с юных лет заразился бунтарским духом и грезил о польской независимости.

В 1887-м девятнадцатилетний Юзеф вместе со старшим братом Брониславом оказался замешан в заговоре против царя. По этому же делу проходил и старший брат Ленина – Александр Ульянов. Брониславу Пилсудскому надлежало достать яд, которым собирались начинить бомбу для русского самодержца. Юзеф выполнял мелкие поручения брата и был приговорен к пяти годам сибирской ссылки.

Домой он вернулся закаленным революционером, готовым на все ради освобождения родины. 

"Я был таким, как ты, и пошел на войну. Прошу, помни обо мне. Честь и слава героям!"
День независимости Польши. Варшава, 2016 год
attila husejnow

Пилсудский стал видным деятелем Польской социалистической партии; правда, впоследствии он скажет, что ехал на трамвае социализма лишь до остановки "Независимость Польши".

Социалист-патриот издавал подпольную газету, был схвачен и брошен в Варшавскую крепость, но, симулируя сумасшествие, сумел бежать. Во время русско-японской войны он лично прибыл в Токио, чтобы договориться с японцами о совместных действиях против царской империи.

А когда за проигранной войной последовала первая русская революция, Пилсудский сосредоточился на экспроприациях и терроре.

По его мнению, все партийцы, вплоть до последнего очкарика-интеллигента, должны были уметь свободно обращаться с оружием: "Хотя я очень ценю сознательность, но понимаю, что нельзя убить солдата Марксом".

В 1908 году на всю империю прогремело ограбление почтового поезда на станции Безданы близ Вильно. Позже этот налет назовут "акцией четырех премьеров": кроме Пилсудского, в нем участвовали еще трое будущих председателей польского правительства. Обезвредив охрану и взорвав вагон динамитом, боевики под руководством Юзефа захватили свыше 200 тысяч рублей – около семи миллионов долларов в современном эквиваленте.

Все экспроприированные деньги шли на партийные нужды: сам Пилсудский оставался аскетом-бессребреником.

Литератор Стефан Жеромский так напишет о встрече с будущим польским лидером: "Это была пролетарская нищета. Я застал его сидящим за столом и раскладывающим пасьянс. Он сидел в кальсонах, поскольку единственную пару брюк отдал портному заштопать дыры".

Пилсудский пояснил гостю: "Я загадал, что если пасьянс разложится удачно, то я буду диктатором Польши".

Польская муха и открытая дверь

"Я не делал никаких предположений, кто победит – эти или те. Я был убежден, что и те, и другие ослабнут, а мы сможем воспользоваться этим". Так Юзеф Пилсудский отзывался о Первой мировой.

Войну он сравнивал со скачками: великие державы, подобно коням, мчатся вперед; а поляки, словно муха, сидят у одного из них на ухе. В последний момент муха улетает с обессилившего скакуна и достигает финиша первой.

В 1914-м Пилсудский создал польские легионы, воевавшие на стороне Австро-Венгрии. Позднее возглавил Военную комиссию в марионеточном Королевстве Польском, созданном немцами на оккупированной части Российской империи.

Но когда в войне наметился перелом, Юзеф со своими легионерами отказался присягать на верность Германии, был заточен в крепость Магдебург и стал национальным героем-мучеником.

А затем мировая война завершилась, и на руинах трех рухнувших империй возродилась независимая Польша.

Освобожденный Пилсудский с триумфом прибыл в Варшаву. 11 ноября 1918 года ему передали командование польской армией и поручили формирование национального правительства.

В ту пору среди варшавян бытовал анекдот: "Какая страна самая большая в Европе? – Польша. Она не имеет границ ни на Востоке, ни на Западе".

У польского государства, возрожденного после 123-летнего исторического перерыва, действительно не было определенных границ. Восстановленная Польша претендовала на земли, которые считали своими немцы, чехи, литовцы, украинцы. Новое устройство Европы должна была определить Парижская мирная конференция, созванная державами-победительницами.

Но Пилсудский призвал соотечественников не ждать милостей от Антанты, а действовать: "Перед нами дверь, которая открывается и закрывается, и все зависит от того, кто и как широко откроет ее силой".

Под началом Пилсудского поляки отбили Вильно у Литвы, подняли антинемецкое восстание в Познани, утвердились в Галичине, сокрушив Западно-Украинскую народную республику.

О будущих проблемах, которыми чревато подобное формирование границ, никто не задумывался: Польша рукоплескала своему лидеру.

Ему было предложено принять маршальское звание, и Юзеф Пилсудский издал декрет, посвященный самому себе: "Звание Первого маршала Польши утверждаю и принимаю".

А потом наступил кульминационный 1920 год: союз Польши с УНР, марш поляков по Крещатику, советское контрнаступление, Красная Армия на подступах к польской столице и легендарное "чудо на Висле".

Хотя к разгрому большевиков под Варшавой приложили руку многие, в массовом сознании спасителем страны был именно Пилсудский. Он лично выезжал на поле брани в сопровождении адъютанта с чемоданом орденов и награждал героев сразу после боя.

Маршал завоевал такую популярность, что встревоженные гражданские политики постарались ограничить его влияние, провозгласив Польшу парламентской республикой.

Вскоре после этого уязвленный Юзеф уйдет с государственной службы.

"Дедушка" и "Гордость народа"

Молодая польская демократия быстро дискредитировала себя коррупцией, инфляцией и политическими склоками. А в польской армии оставалось достаточно поклонников Пилсудского, чтобы в мае 1926-го совершить успешный государственный переворот.

"Я решился на это в соответствии со своей совестью и не считаю нужным объясняться по этому поводу, – скажет маршал. – Главными причинами нынешнего положения в Польше – то есть нищеты, внутренней и внешней слабости – было воровство, остающееся безнаказанным".

Под лозунгами "моральной санации" в Польше была установлена военная диктатура.

Возглавляя правительство, а затем довольствуясь должностью генерального инспектора вооруженных сил, Пилсудский получил всю полноту власти.

Сограждане помещали его лик на монетах, почтительно именовали "Дедушкой", выдвигали на Нобелевскую премию, посылали ему фотоальбомы о счастливой жизни польских школьников и слагали трогательные речи: "Великий Вождь! Необыкновенный Человек! Олицетворение живой любви к Родине! Маршал Юзеф Пилсудский – любовь и гордость народа".

Марш в честь Дня независимости Польши. Варшава, 2016 год
PAP/Marcin Obara

Но за внешним величием все отчетливее проступали проблемы: некомпетентность управленцев в мундирах, экономические трудности, шаткое внешнеполитическое положение.

И – национальные противоречия, ставшие для польского государства миной замедленного действия.

Скинув имперское ярмо, соотечественники Пилсудского сами оказались в роли угнетателей. И это рождало ответную реакцию.

Авторитарная Польша старалась выглядеть сильной и монолитной, а ее дряхлеющий лидер – крепким и энергичным. Поднимаясь по лестнице в своей резиденции, Пилсудский отдыхал на каждой площадке, но делал вид, что просто любуется цветами.

На параде 11 ноября 1934-го он едва не потерял сознание, но упорно отказывался от обследования и ограничивался самолечением.

Когда у "Дедушки" все-таки диагностировали рак печени, было уже поздно – польский вождь умер спустя несколько недель, в мае 1935 года.

Незадолго до смерти маршал обмолвился:

"Польша, которую мы создали, зажатая между Германией и Россией, может существовать только при исключительно благоприятной исторической конъюнктуре".

Уже через четыре года после кончины Пилсудского историческая конъюнктура обернется против его детища.

Михаил Дубинянский, для УП






^ Догори | УКР | РУС
   Головна | Новини | Публікації | Колонки | Блоги
©2000-2015 "Українська правда"